Light to all — absolute health

Беседы по душам,
вопрос о вере

Дорогие друзья!

Очень часто в моих беседах с людьми по душам возникал вопрос о вере, о важности принадлежности к той или иной религии. И если разговор шёл всерьёз, всегда был живой интерес и немой вопрос в глазах: ну, а вдруг всё это действительно есть? И если попытаться понять - но как? - лишь предположить всю суть Божественного...
 
С чего же начать?

Я помню, как ещё в 80-х годах, я изготавливал иконки в Софрино, для Загорской, тогда ещё, Троицо-Сергиевой лавры. И вот однажды, порешав свои дела, я вышел во двор обители и увидел идущую мимо девушку. Наверное, она шла с исповеди. И меня просто поразил тогда притягивающий к себе взгляд её очень взрослых глаз на тонком юном лице: он горел такой силой самоотверженности, решимости и вдохновения, словно я вдруг воочию увидел чудо преобразившейся души, причастия тайне. Этот взгляд, точно лик, запомнился мне навсегда.
 
Каждое религиозное знание на земле начиналось исходом и истоком самоотверженного духа, мистического порыва вдохновения Со-причастия Со-знанию, чистоты и высоты чувств. Все основатели религий, пророки и посвящённые, несшие Свет и говорившие о знании, на порядок превосходящем все представления о сложившейся морали, изначально воплощали и провозглашали основой основ миротворчество, гармонию и любовь. Все они понимали и принимали всё несовершенство человеческой природы, но знали и совершенство заложенного в ней замысла Божественного. Мистики и духовные светочи, они учили немногих им близких символами, образами и притчами, донося самое главное - будь то прощение Отца, или ахимса, или милосердие Аллаха. Примерами искренней простоты совершённого поступка они поощряли высокую мысль и глубокое чувство, они отрицали поклонение себе, но призывали каждого неравнодушного человека, даже в малой решимости скромного бескорыстия влекомого поиском чего-то неизъяснимого, постижением неизмеримо большего. Такие люди и становились их первыми немногими учениками.
 
Что же произошло потом? Откуда пришли нетерпимость, вражда и фанатизм?
Как-то я прочёл рассказ одного журналиста-фронтовика, он говорил о местах своего детства, вспоминал знакомые, до боли дорогие ему уголки родной природы, и вот - родник... Он часто потом возвращался к нему. Ещё мальчишкой он открыл его в лесной чаще, на опушке среди зарослей земляники. Маленький и сильный, ключик как живой толкался в ладони, в губы, и хрустальная струйка с крошечной радугой брызг обжигала, вмиг утоляла жажду знойного полдня. Родничок стал мальчишеской тайной, он спасал паренька и в сенокос, и когда тот ходил по грибы. Потом через родные места того парнишки прошла война, потом он сам вырос, уехал, а когда вернулся вновь, то нашёл свой родник облагороженным и журчащим широкой струёю. Рядом лежал заботливо выструганный ковшик, русло ручейка углубилось, расширилось и по его течению стояла табличка с надписью о том, что здесь можно остановиться и отдохнуть, что вода целебная и всякие пожелания здоровья. Наш герой зачерпнул пригоршню воды, знакомой на вкус с детства, она также обожгла его, как и память довоенных воспоминаний. И вновь пошли его годы в разлуке и в дороге...
 
На склоне лет этот журналист, уже знаменитый и заслуженный, вновь увидел свой родник. Но от того мало что осталось - больше не было бойких искристых струй, была заводь с мутной илистой водой, окурки в ней, рядом ветхая скамейка. Дело было в том, что повредили русло, родник исчез, а может изменил течение, стоячая вода зоболотилась, "зацвела" и лишь дальше, уже в десятке шагов, уже никому не нужный, едва был виден у самой земли шарик-фонтанчик чистой, как прежде, воды.
 
Все религии мира представляют собой мощные энергоинформационные феномены: они видоизменяются и "живут", их сила собирается ментальным посылом паствы, её молитвенной литургией. Эти огромные духовные резервуары благодатных сил, которые мистики называют эгрегорами, столетиями охраняют и питают всех причастных к ним: от человека и до государства. По исходным качествам сотворивших их духовных форм и мощи чистоты их вибрационного ритма они несли, и призваны нести, энергию Света в пробуждающих Со-знание вибрациях жизни миров Божественных. Это мелодичная ритмика колокольных звонов, октавы органа, это звуковые частоты молитвенного пения, живительным резонансом наполняющее купола храмов и мечетей, изменяющие биоритмику энергий тела человека, упорядочивающие мозговые колебания, врачующие организм.
 
Во всех религиях мира присутствует сакральная, для посвящённых, сторона культа, от которой и произошла остальная богослужебность обряда. Сакральное представляет собою оберегаемое, закрытое знание, которое сегодня, за редким исключением, исчерпано. Так, церковная архитектура и определённые атрибуты клира традиционно сакральны: и маковки церквей, и купола мечетей и храмов, и шпили кирх с геометрией золотого сечения - суть копители энергоинформационных потоков, активаторы особого звукового ритма во время литургических служб, омывающих и наполняющих чистотой, мощной благодатной энергией всё окружающее пространство и человека в нём. Любая религия знает и особый сакральный чин, исключительный обряд - освобождение человека от привнесённого негатива или демонических сущностей, от чуждого присутствия и влияния. Это экзорцизм в католичестве, отчитка в православии, изгнание джинна в исламе. Каждое религиозное направление имеет духовное знание практики молитв и медитаций, и особый миросозерцательный канон, согласно которому человек не вправе считать себя вершиной эволюции, он лишь находится на одной из "ступенек" развития и может по праву Со-творчества и самореализации подняться до "обителей горних". В противном случае, сделав соответствующий выбор, он перестаёт принимать в расчет своё духовное начало. Каждая религия говорит о Божественных и демонических мирах, а Лестница Иакова из католических апокрифов или святое подвижничество Иоана Лествичника призывают нас, наконец, реалистично взглянуть на сотворённое мироздание и обрести своё место в нём. Подлинная вера всегда начиналась Со-знанием, также как оно - внезапным прозрением себя.
 
Возможно, сегодня во все религиозные конфессии привнесено много "человеческого, слишком человеческого", но несмотря на это каждая религия по-прежнему настойчиво говорит об очень важном, о любви и Свете, о понимании ближнего, о реальности иного, очень весомого в нашей судьбе. Казалось бы, современному человеку в глобальном мире вроде бы легко осознать "то, чего нет" - хотя бы на примере мира виртуального. Но мы хотим играть в жизнь, перестаём искренне любить и всё больше считаем исключительными только себя. Поэтому множество "иносущего" в разных мирах -"в доме Отца моего обителей много" - уже так долго "играет" с нами, и результат часто плачевный.
 
Сегодня, как и в прошлом, и во все века, религиозные конфессии, их лидеры и их многочисленная паства, это прежде всего люди, то есть биосистемы, которые могут быть подвержены и активно подвергаются негативной агрессии, в наши дни возросшей на порядок. Чистота помыслов и нравственность поступков, защита коллективных молебнов и литургических таинств, сакральные обряды священнодействий, неизбывная проповедь милосердия и прощения - это только одна "сторона медали" исторического существования религий, в то время как косность, ханжество, жажда обогащения и власти, крайний фанатизм, радикализм и сектантство, к великому сожалению, другая.
 
А, следовательно, не важно, что и, по большому счёту, как говорит человек, облечённый саном, очень важно, что же он "излучает", что несёт в мир, привносит в души людей, что выражает по сути своей, и здесь уже, как говорил Экзюпери, зорко только сердце.
 
Научить верить истинно невозможно: вопрос веры это очень интимный, очень личный вопрос, и найти ответ на него, то есть подлинно жить, предстоит, друзья, только Вам самим. Не делайтесь равнодушны, "ищите и обрящите" сказано для каждого из нас.
 
Смелее, друзья!